Народний артист Грузинської СРСР, заслужений артист України, лауреат Державної премії СРСР, або просто Вахтанг Кікабідзе. У Грузії його ласкаво називають “Буба”. Його знаменита фраза з культового кінофільму “Міміно” – “Ларису Іванівну хочу…” – колись облетіла весь Союз, зробивши актора знаменитим і обожнюваним. Сьогодні батоно Вахтанг вже не знімається в кіно, але співає на сцені. Принципово не їздить до Росії, зате із задоволенням виступає в Україні. Перед концертом у палаці “Україна”, на який зібралось понад дві тисячі киян, ми змогли поспілкуватись з видатним маестро.

Как Вам сегодняшняя Грузия и пошли ли реформы на пользу стране?

Это самая плохая тема. Я даже не хочу на эту тему говорить.

Вы часто бываете в Украине: сейчас у вас большое гастрольное турне. Украина и Грузия всегда дружат. Расскажите о Ваших ощущениях в отношении Украины. Что Вам здесь нравится и что нет?

Мне много чего непонятно, потому что люди чего-то ждут, и пока только ждут, к сожалению. И у нас, и у вас. Бог даст – выждем, потому что люди уже устали от плохой жизни.

Я очень люблю Украину. У меня здесь много друзей. Мы были в 10 городах Украины. Грандиозные концерты. Везде аншлаги. Дело в том, чтобы человек пошёл на концерт, у него должно быть настроение, у него не должно быть других проблем. Все взаимосвязано: политика, сельское хозяйство, энергетика, любовь. По этому, по лицам видно, что люди в ожидании. Но я оптимист и думаю, что все будет хорошо.

Просто почему именно на нашу долю все это выпало, немного непонятно. То, что происходит с Крымом, в Грузии все это было. Мы страна маленькая, для нас маленькие неприятности – большие. Украина – большая страна, с талантливыми людьми, добрыми, гостеприимными. Минус грузин в том, что они, наверное, очень добрые. Я никогда не мог себе представить, что увижу у нас танки…. Если бы мне сказали, что в Крыму такое будет происходить, я бы не поверил. Но видите, как оно все происходит: кто-то нам пообещал плохой сценарий.

Вахтанг Кікабідзе: “Ніколи не міг повірити, що побачу танки на вулицях”. Фото “Український інтерес”/Олександр Бобровський

У Вас был концерт в Мариуполе. Это недалеко от военной зоны. Не боялись туда ехать?

Нет. Боязни не было. Ребята на концерт приходили просто в камуфляжах. Таких красивых, много было ребят… Со стороны, когда кому-то про это рассказываешь, они даже не воспринимают все серьёзно. Потому что происходит где-то там, далеко. Раньше люди ехали в Мариуполь просто отдохнуть, а теперь это линия войны.

Давайте вернемся к вашему творчеству. Вы помните свое первое выступление? Как и где это было?

Конечно помню! Это было в Ростове-на-Дону. Тогда написали одну единственную плохую статью обо мне. Заканчивалась она следующей фразой: и на сцену выходит худой молодой человек и орёт хриплым голосом в микрофон. Тогда не было ни пластинок, ни кассет и, если ты хотел хорошо выступить, чтобы тебе хоть чуть-чуть поаплодировали, ты должен был петь на иностранном языке. Вот это я очень хорошо помню.

Моё поколение на эстраду пришло с улицы, в основном. Так что мы все прошли.

Вы стали известным после выхода кинофильма “Мимино”. Как Вас пригласили сниматься в этом фильме? Это было случайно?

Я никогда не думал, что буду сниматься в кино. Я вообще кино очень люблю, но у меня не было в мыслях этого. Это произошло в 1971 году. Первый фильм, в котором я снялся, был “Не горюй!” знаменитого режиссера Георгия Данелия. “Мимино” – это “средняк“, но популярный в народе. А “Не горюй!” снят по роману французского писателя Клода Тилье. Когда было столетие мирового кинематографа, то отобрали по всему миру, где производят кино, 100 лучших фильмов для “Золотого фонда”. Наш фильм “Не горюй!” вошёл в их число.

Кікабідзе: “Мій перший фільм – “Не горюй!” Георгія Данелія”. Фото “Український інтерес”/Олександр Бобровський

А “Мимино” – это фильм о том, что всех беспокоит: дружба, семья, работа, любовь, безработица. Он смешно сделан, но это философский фильм. Очень много вырезано из фильма, порезали картину сильно, финал вообще целиком отрезали. Данелия уникальный режиссёр и я у него снимался в четырёх фильмах и все один лучше другого.

Для Вас успех “Мимино” был неожиданным? После выхода на экран Вас больше стали узнавать? 

Нет, меня уже знали по песням давно до этого. Из-за этого меня и пригласили в кино сниматься. Когда мы снимали “Мимино”, мы не понимали, что мы делали. И там литература была такая непонятная, так не разговаривают. А когда я первый раз увидел, как зрители падали со смеху со стульев, я понял, что мы сделали, что-то необычное. И так и получилось, не стареет картина. Сколько лет прошло, а она смотрится и показывают её. Но я естественно стал для народа “Мимино”. Но я должен сказать, что это редко бывало в советском кинематографе, чтобы для актёра писали сценарий. А “Мимино” был написан именно для меня и я сам участвовал в этом деле и все делалось по моим капризам.

Кікабідзе: “Мимино” был написан именно для меня”. Фото “Український інтерес”/Олександр Бобровський

Грузия всегда считалась страной гостеприимства и вина. Как Вы считаете: сколько вина не вредно выпить для здоровья?

Смотря, кто как пьёт. Я лично вино не пью вообще. Я всю жизнь пил водку, потому что  всю жизнь был на колёсах, в поездках. А сейчас у нас в Грузии очень много хорошего вина. И сейчас в Грузии поняли, что оно должно стоить очень дорого, а раньше за копейки продавали.

Если говорить о песнях, о творчестве. Кто написал текст песен “Мы уходим”, “Где-то там далеко”? О чем они?

“Мы уходим” написал Сергей Трофимов, подарил. Вот с этого начались концерты у нас: был сделан клип с акторами, которых уже в живых нет. Я сам себе сейчас пишу, так как среди молодых не могу сейчас найти того, кто бы смог писать то, что мне было бы интересно петь. Они сейчас по-другому мыслят и о другом думают. Для них мы старики. Но они начали приходить на мои концерты и так удивлённо слушают.

Я считаю, что песня должна что-то нести. Если песня ничего не несёт, это не мужские дела. Вот, например, у меня новая песня, от которой люди плачут в зале – баллада “Где-то там, далеко”. Хотелось о войне спеть песню и я придумал сюжет, что есть рай, где не взрывают стариков, не убивают детей, где золотые рыбки плавают, где поют птицы, где не знают, что такое война. Текст заканчивается словами: я обязательно найду это место, но без вас мне нечего там делать. Я вас заберу и мы будем там вместе.

Позавчера я вспомнил песню, которую давно не пел и которую мне запретили петь в Москве. Называется “Мы эмигранты собственной страны”. Очень жесткая песня.

Певец должен петь о том, что его трогает. Я всегда пел о маленьком человеке. Что на нашей улице тоже должен быть праздник, о любви, о дружбе, о соседях.

Внучка моего товарища Кэтти Мэлло, певица, с рождения живёт в Лондоне. Она по  опросам 12-13 место занимает в мире, хотя молодая ещё совсем. Она сама себе пишет. В свое время её Елизавета пригласила к себе во дворец и сказала, что перед сном всегда её песни слушает. И подарила ей крест. А почему? Потому что она пишет о простом: о соседях, о папе, о маме, о друзьях и подругах. А это у них сейчас в “Золотой книге”. Этого у них нет уже. То, что сегодня поёт молодёжь, просто смешно…. Такая ерунда.

В Украине Вы часто бываете, а в Россию Вас приглашают? Вы ведь раньше часто туда ездили.

В Россию все время приглашают. Я там не был с момента, когда у нас началась война. С 2008 года. Все время приглашают, ругают тех, из-за кого я туда не езжу. Люди здесь ни при чем. Есть отдельно политика, а есть отдельно люди. Мы в такой системе выросли, что народ никогда не спрашивали ни о чем. К этому мы уже привыкли. Как-то опустили слишком людей.

Предлагали ли вам политики за кого-то выступить? Поддержать своим концертом?

Такое есть везде. Но я в 95% случаев старался в это не влезать. Я если сам буду баллотироваться, то смогу какой-то пост занять. Ибо меня очень любят дома, и в Украине, кстати, тоже. Но каждый должен заниматься своим делом, что он умеет хорошо делать. Политики думают, что раз они у власти, значит, они все хорошо знают. Но это не так. Настоящих политиков можно на пальцах перечислить по всему миру. А все остальные – временщики. Делают деньги, народ им не нужен. Один приходит, один уходит. Мне один известный российский политик сказал: “Если я уйду, через неделю меня уже никто не будет помнить”. Это и есть искусство. Если человек из себя что-то представляет, то он оставит после себя след.

Кікабідзе: Я не поддерживаю политиков”. Фото “Український інтерес”/Олександр Бобровський

У нас часто говорят о своём пути. Называют это украинский интерес, чтобы Украина заняла свое место в мире. Вот вы проехали по разным городам, немножко пообщались с людьми. На Ваш взгляд, в чем должен проявляется интерес Украины? Какое место она должна занимать в мире?

Начнем с того, что у большой политики всегда есть свои интересы. Украина большая страна, она европейская страна. Естественно, украинцы хотят быть в Европе, но чтобы стать европейцем, нужно ещё кое-что пройти.  Называется это все цивилизованность. Что такое демократия? Демократия – это законопослушность. Я это понял, когда ехал с другом на машине в Америку. И у нас авария произошла не по нашей вине. Я  автоматически хотел деньги дать, чтобы он нас отпустил, но приехали полиция, медики. Все приехали и выяснили причины аварии. Потом пожали нам руки, забрали бумаги и уехали. Это и есть демократия. Там, если на улице драка, прохожий может позвонить и сообщить об этом, или об аварии. А у нас так не принято. Чтобы стать цивилизованным человеком, нужно время. Но у нас времени немного, мы и так много времени потеряли. Поэтому надо как-то всем вместе быть. Одно правительство ничего не сделает. А Украину все хотят, ибо она красивая, сильная страна. И народ здесь хороший.

Олеся Побережець, Володимир Царук, спеціально для “Українського інтересу”

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.