Рафаель Люкманов
Полковник запасу, ветеран військ спеціального призначення, військовий експерт

Рафаель Люкманов. Шлях довжиною в життя (рос.)

Рафаэль Люкманов. Дорога длиною в жизнь. Фото предоставлено автором

Страшно понимать, что из телефона уже никогда не раздастся голос Саши, не будет привычного: “Бажаю міцного флотського!”. Честно говоря, вчера стало очень тоскливо и словно чем-то сжало сердце. Старался отогнать от себя плохие мысли, старался поверить в чудо. Утренний звонок товарища развеял все иллюзии. – Саши больше нет. Холодно прозвучал голос из телефонной трубки.

Про Олександра Конотопенка читайте: Рафаель Люкманов. Будемо жити! 

Сразу пронеслись в голове, словно в калейдоскопе, все картинки из нашей короткой дружбы. Грязь и ветер Широкого Лана, закаты на берегу лимана в Николаеве, жаркое лето в Мариуполе, тенистое кафе в Киеве, радость встречи в Одессе… Как-то раз мы заболтались на берегу Днепра в Киеве, что чуть не опоздали на автобус до Одессы, причем от начала беседы, до выезда прошло четыре с половиной часа! И они пролетели, словно десять минут. Нам всегда было о чем переговорить, поделиться опытом, вспомнить друзей. Всегда открытый и улыбчивый, отличный товарищ и очень талантливый офицер. Когда мы познакомились, я словно вернулся во времена своей молодости, мы с ним понимали друг друга с полуслова. Никогда не углублялись в детали, просто каждый, в меру своих возможностей делал свое дело, и результаты не заставляли себя ждать. Жаль – многое не успели довести до конца, еще очень многое нам предстояло сделать.

Еще в период начала оккупации Крыма он, со свойственной ему находчивостью и здоровым авантюризмом, спокойно выполнял задачи по противодействию российским оккупантам. Приложил максимум усилий для организации размещения в родном Николаеве Первого батальона Морской пехоты, батальона, которым он когда-то командовал. В сложные времена ползущей агрессии России, он удержал свой родной Николаев от сползания в смуту, грамотно и в то же время жестко пресекая попытки агентуры и ряженных повторить Луганский и Донецкий сценарий.

С горстью офицеров провел первую в истории Украины мобилизацию Военно-морских сил Украины, преодолев явный саботаж. Тогда мы и познакомились. В стоящих в степи Широкого Лана палатках размещалось свыше тысячи двухсот мобилизованных, а офицеров и инструкторов для проведения занятий собрали на сборы в Житомире. Вот тогда мы, ветераны, и прибыли на помощь. Через неделю после нас прибыли инструкторы из Великобритании. Они долго не могли понять, кто мы такие и как у нас получается наладить занятия на нескольких учебных местах с охватом такого количества людей. И это были не просто занятия, это была подготовка людей к реальной войне, не в той, про которую читают лекции в академиях, а к той, что идет у нас на востоке.

Ребята работали сознательно, и дело очень быстро продвигалось. До сих пор по всем частям Морской пехоты мы встречаем парней с той волны мобилизации и вспоминаем, как невозможное стало возможным. Если бы не Саша тогда, боюсь сказать, каких дров наломали бы наши фельдмаршалы, если бы не его инициатива. Многое можно писать про него хорошего, и все это будет правдой высшей пробы. Это именно он с неполным батальоном Морской пехоты отстоял Мариуполь от вторжения, изматывая превосходящего противника радиоиграми, бесконечным маневрированием и навязыванием своей инициативы. Тогда он вновь выиграл время и спас людей, спас город. А вот на себя сил уже не хватило…

Когда он узнал про свой диагноз, он прибыл в Киев для формального получения разрешения в госпитале для лечения за рубежом. Он очень торопился и до конца верил, что победит болезнь. Тогда он мне не позвонил. Мы не попили кофе под неторопливую беседу. Не зная, как его подбодрить, я по телефону ему сказал, что мы должны обязательно соблюсти нашу традицию. Он посмеялся, извинился за то, что не позвонил, времени действительно было в обрез, и сказал, что мы еще обязательно попьем кофейку…

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.