Первая неделя войны. Внеочередная переоценка ценностей или жизненная инфляция

Этот текст обязательно переведу на украинский язык. Чуть позже. А сейчас пишу на языке, на котором думаю и говорю, которым возмущаюсь и негодую, которым выражаю свои радости и печали. Я отношусь к категории русскоязычных бандеровцев и неонацистов (разумеется, по определению путина).

Относительно недавно у многих была радикальная переоценка ценностей, обусловленная пандемией. Буквально еще 2 недели назад мы думали, какой ужас этот коронавирус, как надоел он и связанные с ним ограничения. Как мы все устали от бесконечных ПЦР-тестов и зависимости от их результатов. Но худо-бедно, с возмущениями, громкими и не очень, все привыкли к той действительности, что “уже никогда не будет прежней”.

И вот как только мы смирились и устойчиво привыкли к масочной онлайн-действительности, к нам буквально ворвалась новая, после которой жизнь уже абсолютно точно НИКОГДА не будет прежней, даже такой, как в пандемию.

Несмотря на то, что все разведки мира говорили о скоплении российских военнослужащих и техники на украинских границах, несмотря на массовую эвакуацию дипломатов из Киева и прочие предвестники войны, многие из простых граждан надеялись, что все-таки вторжения не произойдет.

23 февраля нам один умный, заслуживающий доверия человек сказал, что в течение 30 часов может произойти вторжение. И, к прискорбию, его информация оказалась точной. И вот Украина седьмой день живет (если это можно назвать жизнью) в кошмаре. Все эти дни, которые проходят почти одинаково – чтение сводок с мест боевых действий, быстрые сборы и бег в бомбоубежище, возврат домой и чтение сводок. Иногда вместо бомбоубежища мы сидим в коридоре под несущими стенами. Я тихо радуюсь, что мой ребенок в относительной безопасности, и благодарю Бога и наших защитников, что в Киеве пока не так громко и страшно, как в Харькове, Мариуполе, Херсоне, Сумах, Ахтырке, Волновахе, Буче, Гостомеле, Ирпене.

Сейчас, как никогда ранее, у меня происходит переоценка всего и вся. Начиная с отношения к нашему Президенту, к родственникам и знакомым и заканчивая отношением к разным действиям и событиям. Приведу некоторые.

Я не голосовала за Зеленского (за других кандидатов, кстати, тоже). Все мои предубеждения по отношению к этому человеку провалились. Он действительный и действенный Президент нашего государства.

Для меня было диким разочарованием прочитать пост в инстаграме любимого российского писателя о том, что “Россию втянули в войну и … войска стараются максимально бескровно пройти”. На вопросы подписчиков куда и зачем идут, внятных ответов не было. И попытки донести, что крылатые ракеты по жилым домам это вовсе не бескровно, тоже тщетны. Кстати, подписчиков в инстаграме меньшает. И очень даже хорошо.

Реально не знаю, как относится к заявлениям родственников, от которых слышу в адрес оккупантов “жаль молоденьких мальчиков”, “они нас не трогают”. Даже не вижу смысла напоминать о том, что военнослужащий и война однокоренные слова. И если мальчик пошел служить в армию, то априори он может оказаться на войне. Правда выполнять преступный приказ по-прежнему никто не обязан. И не знаю как относиться к родственникам в РФ, которые войну называют политикой. Пока молчу.

По поводу магазинов. Теперь работающие лавки, по моим наблюдениям, поделились на 2 категории. Одни – вежливые, приветливые и желающие всячески помочь, другие обслуживают как будто врагов. Сегодня не купили хлеб в “Киевхлебе”, поскольку продавец одними и теми же перчатками и деньги берет, и ящики, и хлеб. Понятно, что на вопрос о смене перчаток ответили в грубой хамской форме. Чувства смешанно-негативные. Кроме брезгливости присутствует боязнь получить какую-нибудь болячку, которую сейчас точно лечить некому и некогда. Как впрочем и другие, не военного характера, болезни.

Коронавирус. Недавно поймала себя на мысли, что совершенно не интересно количество заболевших. Еще неделю назад именно с этих данных начинался день. А когда началась война, коронавирус в Украине закончился. Весь. Ни один человек в бомбоубежищах не сидит в маске.

И напоследок. Не знаю, и не только я, думаю, никто не знает, как долго продлится этот кошмар под названием “русский мир”. Но я точно знаю, если наступит моя очередь защищать Киев, я пойду. Просто пока профессионалы справляются. Слава им!

Фото: Генеральний штаб ЗСУ/General Staff of the Armed Forces of Ukraine/Facebook

Ненавиджу, тому що ненавиджу

Читайте нас також у Facebook, Telegram, Twitter, дивіться в Instagram